Страшный Суд или примитивный вымысел

Священник Константин Камышанов | 19 февраля 2017 г.

Человек знает, сколько денег у него в кармане, как он встретит пятницу или Новый год. Но не заботится о том, как встретить смерть, Христа или ад. Какая странная вещь – не думать о самом главном и не хотеть видеть границы, отделяющей Рай от ада. Блаженство от страдания, радость от горя.

Тогда скажет и тем, которые по левую сторону:
идите от Меня, проклятые, в огонь вечный,
уготованный диаволу и ангелам его.

Духовный ад и никаких сковородок
Новая страна. Теперь все себя сами знают. Теперь все учат Церковь, рассуждают о тайнах Божиих и сомневаются в иконе.

Например, все теперь знают, что в иконе Страшного Суда, в ее нижнем правом углу нарисованы фантастические картины, родившиеся в крестьянских умах средневекового жителя: крючья, сковородки, подвешивания за ноги и за язык.

Теперь-то всякий выпускник средней школы знает, что это примитивный вымысел или наивная аллегория. Теперь нередко можно прочитать и в православной литературе, что и Страшного Суда не будет, в том виде, как его описывает Евангелие и апостолы.

Странно, что вообще приходится говорить о существовании Ада.

Неофиты трактуют Суд как возможность человеку занять то место в мире, которое ему нравится. И кажется, что так проявляется милосердие Божие. Любил выпить? Ступай к пьяницам. Блудил или воровал? Иди к блудникам и разбойникам. Бог никого не наказывает и казнит. Каждый сам кузнец своего счастья. Сам хочет и живет среди негодяев. Сам страдает. Сам доволен. В Раю таким только хуже.

А все страдание жизни в аду, по мнению нетрадиционных богословов, заключается в том, что, вот, хочет пьяница выпить, а вина нету. Хочет вор украсть, а красть нечего. Хочет человек гульнуть, а тонкое тело как облако пустое и беспредметное ничего совершить не может. Вот так и будут они страдать без Бога. А Бог ни при чем. А черти… как-то в последнее время говорить про демонов стало моветон. Они как бы есть, и их как бы нет, потому что Бог добрый. Он их распугивает и не велит нам докучать сверх легкой меры.

И никаких сковородок. А то, что Христос называл «скрежетом зубовным» – это аллегория. И все страдания – суть только духовные переживания

Увы. Это не так. И такое умозаключение легко опровергнуть.

Нам следует слушать Христа
Все мы верим во всеобщее воскресение мертвых. Мертвые восстанут в телах. Одни думают, что такими телами будут наши обычные тела, но в расцвете сил, в возрасте Христа, то есть, тридцатилетними. Другие думают, что мы восстанем не в нашем дебелом теле, а в телах тонких, подобными телу Адама, жившему в Рае и еще не имевшему кожаных риз – мясного звериного тела.

Как бы то ни было, человек после смерти будет обладать неким телом. И совершенно очевидно, что страдания в аду будут не только тонкими и духовными, но и телесными. И совершенно ясно, что попав в мир демонов, которые также обладают некоторой степенью материальности, мы будем контактировать с ними, и этот контакт не всегда будет духовно-эфирным.

Демоны при нашей земной жизни скованы Богом и Он не разрешает им быть сильнее нас. Сейчас я могу принять помысел, а могу прогнать. В Аду этой возможности прогнать беса не будет. И что произойдет в этом случае совершенно понятно: бес сделает нам больно и плохо. Возможно без сковородки и крючьев, но больно и возможно, больнее чем сковородкой.

Серафим Саровский:

– А разве, батюшка, у бесов есть когти?

– Эх, ваше Боголюбие, ваше Боголюбие, и чему только вас в университете учат! Не знаете, что у бесов когтей нет?! Изображают их с копытами, рогами, хвостами потому, что для человеческого воображения невозможно гнуснее этого вида и придумать. Таковы в гнусности своей они и есть, ибо самовольное отпадение их от Бога и добровольное их противление Божественной благодати  Но, будучи сотворены с силой и свойствами ангелов, бесы обладают таким для человека и для всего земного необоримым могуществом, что самый маленький из них, как и сказал я вам, может своим ногтем перевернуть всю землю.

Неофиты думают, что Бог настолько мил, что зла по сути дела нет, и что спасутся все, даже черти. Но это не новость. Это учение гностика Оригена, публично и громогласно осужденное церковным собором.

Таким образом, мир после Страшного Суда не будет однородно эфирным. Этот мир также не будет иметь той однородности, к которой мы привыкли живя на земле. Он разделится. В большой Вселенной появится киста, закупоренная злом. И между ложем Авраама и адом проляжет огонь, и ангел Господень будет сторожить, чтобы оттуда и туда никто не входил и не выходил.

И ангел с огненным мечом не будет слушать нашу церковную неофитскую. Свидетельством этому в Евангелии являются многочисленные слова Христа о аде и муках в нем. Например, в притчах о брачном пире, смоковнице, злых виноградарях, о талантах и траве, которую бросят в огонь. Но что людям? Есть люди, которые сомневаются не только в подлинности откровений Иоанна Богослова, но и в словах Христа, записанных одинаково разными авторами Евангелия.

Но нам следует слушать Христа.

Мир не может быть таким, как мы придумали
Итак, мир станет рано или поздно дискретным. В аду, возможно и будут видны зарницы Божией славы и слышны молитвы праведников о грешниках, но все это будет как редкая заря под пологом черного неба от далекого солнца. И этот потусторонний Мордор будет наполнен страданием духовным и телесным. Не слушайте людей, вчера пришедших в церковь и лгущих по разным причинам. Слушайте Христа и Его святых. Мир не может быть таким, каким мы его придумываем.

Знание устройства мира важно для жизни вечной. Если мир подогнан под мои фантазии, то средства спасения будут фантастичными. Если я стараюсь узнать о мире от Бога, то средства спасения будут божественными.

Нежелание знать правды Божией очень опасно и печально.

Человек знает, сколько денег у него в кармане, как он встретит пятницу или Новый год. Но не заботится о том, как встретить смерть, Христа или ад. Какая странная вещь – не думать о самом главном и не хотеть видеть границы, отделяющей Рай от ада. Блаженство от страдания, радость от горя.

Был немилостив – иди на ту сторону
Пред постом церковь установила три подготовительных недели. В неделю о Закхее-мытаре ни о каком рае или аде речь не шла. Все и так ясно.

Закхей преобразился настолько, что ему незачем знать, где эта граница добра и зла. Он ее уже перешел и навсегда.

В неделю мытаря и фарисея каждый из них стоит одной ногой в раю, а одной в Аду. И Господь, ободряет их тем, что обещает им обоим оправдание, если они сотворят покаяние и добавят к своим заслугам вторую недостающую часть. Мытарь – Закон. Фарисей – любовь. Вторая неделя о тех, кто скорее оправдан, чем осужден. Кто скорее в раю, чем в аду.

Третья неделя о том, кто скорее был в аду, чем в раю – о Блудном сыне.

Но четвертая неделя – для окаянных. Для тех, кто почти целиком в аду. Им озвучена угроза. Им предложен страх как последнее лекарство. Страх для тех, кто понимает не любовь и даже расчет. Для рабов коварных и лукавых. Но опять же для всех. Кому Бог и церковь не нужны, о тех и речи нет. Угроза последней предпостовой недели только для тех, кто все-таки приходит к Богу и в храм. Им – слова наполненные громом и молнией. К ним слова страха. Им Бог четко и ясно показывает границу, после которой начинается ад. Если не выполнено это минимальное требование, произойдет полное соскальзывние в ад. Это требование определяет проходной минимум вступления в рай.

Вот оно: если ты не накормил, не напоил, не утешил слабого, и не понимаешь толк в милости и сострадании, то ты не христианин и делать в раю тебе нечего. И ты там никому не нужен. Это требование заключено не в знании, в благодати, которую мы стяжаем в сердце. Исключительно благодать, а не все то, что мы придумали вместо нее Бог не требует для спасения постов, молитвы, акафистов, крестных ходов, если они не изменяют нас, что в большинстве случаев и происходит. Все это хорошо как условие, а не как цель. А здесь обсуждается предмет спасения и ключ в рай – милосердие.

Нет милосердия. Не ищешь каждый день возможности послужить ближнему – иди в ад, и без сантиментов, и без ссылки на посты и акафисты. Нет сострадания и жертвы любви – нет ничего.

Не жалеет владыка священников. Утомляется от народа. Никому ничего не жертвует. Не накормил слабых, не сохранил мир в церкви – иди на ту сторону. Был жестокосерд и немилостив – не спасет панагия. Бог не на митру смотрит, а на сердце.

Не жалел священник народ. Пугал народ, морочил голову, подменил власть Бога своею властью, выгребал церковную кассу дочиста – иди на ту сторону.

Не жалеет христианин людей, грубит родителям, терзает священников, не проведывает в больницах братьев, не покупает бедному соседу хлеба – не поможет тебе паломничество в Иерусалим, Дивеево и на Афон. Крест на твоей груди осудит тебя. Крест надел, а распять на нем свой звериный облик не захотел – иди на ту сторону.

Почему в раю нет места нормальному человеку
Но почему так уж строго. Да, большая часть из нас не благотворит каждый день. Но у нас есть оправдание: надо заплатить за квартиру, за учебу, за лечение, отложить на черный день. Надо сделать ремонт, обновить авто, одежду и оставить еще на еду. Деньги как бы есть, но их нет. Да найти того, кто у Бога меньший, тоже не просто. Меньший – ведь это не значит аферист-уголовник, цыганки с детьми, накачанными водкой, тунеядцы-алкоголики.

Есть благотворительность сомнительная, которая больше питает порок, чем его врачует. Но мы часто не делаем и явного несомненного добра.

Ну и что? Пусть человек творит добро не каждый день. Пусть он прижимист «по-хорошему». Но ведь он и зла не делает. Никого не обижает. Не блудник и не злодей, как иные мытари и прелюбодеи. Почему бы Богу не дать таким тихое скромное незаметное место в раю для этих порядочных людей, излучающих скромное обаяние буржуазии. Почему в Раю нет места обычному нормальному порядочному человеку?

Мы с Богом один дух и одно тело.

Об этом сказал апостол Павел:

Разве не знаете, что тела́ ваши суть члены Христовы? Итак отниму ли члены у Христа, чтобы сделать их членами блудницы? Да не будет!

Или не знаете, что совокупляющийся с блудницею становится одно тело с нею? ибо сказано: два будут одна плоть.

А соединяющийся с Господом есть один дух с Господом.

Бегайте блуда; всякий грех, какой делает человек, есть вне тела, а блудник грешит против собственного тела.

Не знаете ли, что тела́ ваши суть храм живущего в вас Святаго Духа, Которого имеете вы от Бога, и вы не свои?

Ибо вы куплены дорогою ценою.

Посему прославляйте Бога и в телах ваших и в душах ваших, которые суть Божии. 

 

Раковых клеток в раю быть не должно
Итак, мы существуем в духе и теле Бога, через таинства и особенно причастие. И мы подобны Богу по благодати. У нас есть возможность быть членами единого соборного тела – быть частью тела Христа, быть Церковью. Но у у нас есть и право не быть частью Тела Бога. Это наше природное право. Наше право и не принимать благодать.

Тогда получается, что в общем теле образуется чужеродный член. Чуждый в принципе. Такими телами бывают раковые опухоли. Доброкачественная опухоль. Во всем порядочные клетки, кроме самого главного – их жизнь и размножение происходят вне замысла целого организма.

Бывают зараженные члены. Типа гангрены. Если у раковой клетки имеется некая “добропорядочность” и проблема только в том, что ее смысл жизни замкнут сам не себя, то проблема инфицированного члена в том, что у него поражены соматические – телесные клетки. Такой орган и рад бы быть здоровым, но его мучает инфекция.

Этой патологии соответствует два типа людей. Порядочный эгоист и обычный человек, зараженный грехом. Все та же история про мытаря и фарисея. Про блудного сына и его завистливого брата.

Как ни печально, а гангрену и рак нужно вырезать, чтобы болезнь не поразила весь организм. Раковых клеток и сепсиса в раю быть не должно. А здоровье человека определяется подобием его Богу, которое по благодати.

Есть благодать – человек великодушен, жертвенен, добр и похож на Бога. И с Ним он – одно целое.

Нет благодати – он жаден, зол, самолюбив и не родня Богу. Он чужой и заразный злом.

К кому Бог обращается «проклятые»?
Я стараюсь проповедь закончить позитивом. Но в это воскресенье мне это кажется неуместным – быть веселее и добрее Христа. Сам Христос задает тон напоминания о Страшном Суде. Кто мы такие, чтобы поправлять Бога?

Разве эти слова не грозны и не серьезны? Разве не Богом сказаны слова про козлищ и праведников? К кому Бог обращается «проклятые»? Что, скажете, этого нет?

Когда же приидет Сын Человеческий во славе Своей, и все святые Ангелы с Ним, тогда сядет на престоле славы Своей, и соберутся пред Ним все народы; и отделит одних от других, как пастырь отделяет овец от козлов; и поставит овец по правую Свою сторону, а козлов – по левую.

Тогда скажет и тем, которые по левую сторону: идите от Меня, проклятые, в огонь вечный, уготованный диаволу и ангелам его: ибо алкал Я, и вы не дали Мне есть; жаждал, и вы не напоили Меня; был странником, и не приняли Меня; был наг, и не одели Меня; болен и в темнице, и не посетили Меня.

Тогда и они скажут Ему в ответ: Господи! когда мы видели Тебя алчущим, или жаждущим, или странником, или нагим, или больным, или в темнице, и не послужили Тебе?

Тогда скажет им в ответ: истинно говорю вам: так как вы не сделали этого одному из сих меньших, то не сделали Мне. И пойдут сии в му́ку вечную, а праведники в жизнь вечную.

Это написал не я. Это продиктовал Бог, нравится нам это или нет. Это закон мира. И не учитывать законы, лежащие в основании мира, глупо и опасно. Поэтому отсутствие попечения о своей душе, отсутствие памяти смертной, отсутствие добрых дел и, главное, отсутствие быть вместе с Богом каждое мгновение своей жизни – есть грех. А грех есть отлученность от Бога.

 

Для праведника в памяти смертной ничего страшного нет. Она грозна для грешников.

Как пишет Иоанн Лествичник:

Боязнь смерти есть свойство человеческого естества, происшедшее от преслушания; а трепет от памяти смертной есть признак нераскаянных согрешений. Боится Христос смерти, но не трепещет, чтобы ясно показать свойства двух естеств

Некоторые испытывают и недоумевают, почему Бог не даровал нам предведения смерти, если воспоминание о ней столь благотворно для нас? Эти люди не знают, что Бог чудным образом устраивает через это наше спасение. Ибо никто, задолго предузнавши время своей смерти, не спешил бы принять крещение, или жить праведно, но каждый проводил бы всю жизнь свою в беззакониях, и на самом уже исходе из сего мира приходил бы к крещению, или к покаянию; (но от долговременного навыка грех делался бы в человеке второю природою, и он оставался бы совершенно без исправления) Когда оплакиваешь грехи свои, никогда не слушайся оного пса, который внушает тебе, что Бог человеколюбив; ибо он делает это с тем намерением, чтобы отторгнуть тебя от плача и от бесстрашного страха. Мысль же о милосердии Божием принимай тогда только, когда видишь что низвлекаешься во глубину отчаяния

Итак, если ты живешь хорошо, то зачем боишься. Страшный суд будет праведникам в радость. А если грешишь, то как не боишься Старшного Суда и Бога? Кто стяжал память смертную, тот не может согрешить. И не потому что страшится наказания, а потому, что смерть сочетает с христом навеки. Тот, кто стяжал память смертную дошел до определенного уровня любви к Богу и людям и сердце его не смущается смертью

Попросим и мы у Бога божественной любви и благодати, которая бы не только животворила нас, готовила к вечной жизни, но еще бы и уничтожала телесный страх смерти и выводила бы нас из под суда. Потому что на тех, кто любит суда нет.

Помолимся Богу, чтобы он спасал бы нас этой своей благодатью, хоть как-нибудь, и даровал бы нам ум желать собственного спасения и вечной жизни с Господом нашим Иисусом Христом.

Пишите нам

Как нас найти

 

Plüschowstr. 6,
30163 Hannover.
Остановка трамвая: "Büttnerstrasse" Маршрут 1,2.
Остановка автобуса: "Hirtenweg" Маршрут 134